Исторические версии. Как Куйбышев вновь стал Самарой

В январе 1991 года нашему городу вернули его историческое название. Таким образом была восстановлена связь веков. Куйбышев остался для нас символом советской эпохи — лишь одного из этапов многовековой истории Самары. 

Жители нашего города боролись за право называться самарцами несколько лет. Как это происходило, расскажут очевидцы и документы.

Как я подписала петицию

25 января 1991 года наш город вернул себе исконное название — Самара. Люди моего поколения деятельно участвовали в этом процессе. Я сама подписывала петицию о переименовании Куйбышева на пикете, организованном на Ленинградской. Прекрасно помню, как знакомый по Городскому молодежному клубу Анатолий Петров остановил меня у «Военторга» и предложил поддержать инициативу краеведов. Мне потребовалось несколько минут на раздумья: время было тяжелое, вроде бы не до таких перемен. Но все же в почине друзей я увидела нечто новое, к чему мы тогда всем сердцем стремились — проявление настоящей свободы, гражданской инициативы. И подписала петицию. С тех пор, как мне кажется, восстановился правильный ход событий. Мы узнали о том, что славным было не только советское прошлое нашего города. И теперь по праву гордимся всей историей Самары — с момента ее основания. О переименовании города мне напоминают и записи в паспортах моих детей. Место рождения сына — Куйбышев, дочери — Самара. 

В канун юбилейной даты я решила обратиться к инициаторам и участникам тех событий, чтобы узнать их мнение о проекте 30-летней давности.

Как родилась идея о переименовании

Первым из моих собеседников стал доктор исторических наук профессор Петр Кабытов. Именно он был автором наделавшей шуму инициативы. Петр Серафимович не коренной самарец. Однако его вклад в изучение истории нашего края трудно переоценить. В 1970-х годах Кабытов был приглашен в качестве преподавателя в только что открывшийся госуниверситет. Молодой ученый обратился к местным архивам. И выяснил, насколько интересную информацию о дореволюционной Самаре они содержат. В то время, пожалуй, лишь профессор Кузьма Наякшин систематически занимался историей Среднего Поволжья. Но информацию в своих трудах он излагал с точки зрения марксистской идеологии. Про старую Самару во многих источниках и вовсе говорилось в уничижительном тоне: мол, «бескультурный, пыльный город, в котором церквей намного больше, чем школ». Эти слова я запомнила из текста экскурсии по Дому-музею Ленина. Петр Кабытов, знакомясь с архивными документами, чувствовал несправедливость подобных утверждений. Он вспоминает о событиях конца 80-х годов: 

— Генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев озаботился тем, что его жена не имеет общественной нагрузки. Был создан советский Фонд культуры, где она стала главным попечителем. Регионам поступила команда организовать местные отделения. Мне позвонили из «Белого дома» и как председателя областного общества охраны памятников культуры пригласили на совещание. Оно состоялось в Доме актера, на встречу пришло колоссальное количество людей. Союз писателей, артисты, уже объединенные в гильдию, архитекторы и прочая творческая интеллигенция. Выступил тогдашний руководитель областного отдела культуры Борис Иванович Шаркунов с призывом поддержать и организовать. Дальше пошли речи руководителей творческих объединений. Они были по сути лишь рапортами о достижениях. Никаких свежих мыслей или инициатив.

Петр Серафимович сидел в задних рядах и думал, как же расшевелить это собрание. И когда его вызвали на трибуну, произнес давно выношенное предложение: «Я думаю, нам всем надо начать с того, чтобы возвратить имя областному центру. Вы помните, как назывался наш город? Самара! Именно в Самаре начинал революционную деятельность Ленин. И Куйбышев, я полагаю, на нас не обидится, если мы вернем городу его историческое имя!» 

Эти слова зал встретил тишиной. Затем раздались возгласы: «На святое замахиваешься!».

Как краеведы поддержали инициативу

С тяжелым сердцем покинул ученый Дом актера, сел на трамвай и всю дорогу до дома переживал, думая, что его слова не найдут понимания. Но каким было удивление Петра Серафимовича, когда тем же вечером ему позвонил сотрудник областной библиотеки Александр Завальный и предложил встретиться, чтобы обсудить идею. К ним присоединился и известный журналист Владислав Князев. Он поднял вопрос о переименовании города на страницах местных газет. Краеведы исследовали момент присвоения городу имени Валериана Куйбышева. Оказалось, что в 1935 году решение было принято «группой товарищей» без народного обсуждения и сразу же утверждено на наскоро собранном митинге. По мнению Кабытова, на установление советской власти в Самаре большее влияние, чем Куйбышев, оказал, к примеру, Александр Масленников. Он обладал огромным авторитетом в рабочей среде и потрясающей харизмой. Краеведы нашли информацию и о том, что некоторые соратники Куйбышева неоднозначно оценивали его роль в обороне города от белочехов. И уже в 50-х годах поднимали вопрос о возвращении городу исконного названия.

Из манифеста общественного комитета «Самара»:

«Создание общественного комитета «Самара» имеет целью объединить усилия городской общественности в направлении возвращения Куйбышеву его исторического имени. Наш комитет будет вести пропаганду историко-культурного наследия нашего города. Мы ставим задачей также изменение, упорядочение топонимической политики и содействие восстановлению наиболее ценных исконных названий».

«Штаб» в библиотеке

По словам главного библиографа СОУНБ Александра Завального, сначала все инициаторы переименования города действовали разрозненно. Однако в феврале 1989-го 12 активистов собрались в библиотеке политической книги и решили учредить общественный комитет «Самара». В его состав вошел священник Иоанн, архиепископ Куйбышевский и Сызранский. Председателем был избран писатель Андрей Павлов, завоевавший авторитет краеведов после издания книги «Запасная столица». 

Своеобразным штабом комитета стала библиотека политической книги. Прямо на входе здесь положили амбарную тетрадь. На ее страницах каждый желающий мог высказать свое мнение по вопросу переименования Куйбышева. Было немало возмущенных отзывов. Порой в библиотеку врывались люди, махали кулаками, обзывались, кричали: «Вы против советской власти!». Однако больше было сторонников идеи. Внук скульптора Владимира Шервуда, автора снесенного в революцию памятника Александру II, специально приезжал сюда, чтобы поддержать инициативу. И даже старые партийцы, знавшие Куйбышева лично, говорили, что он сам был бы против присвоения старинному городу его имени. Интересную запись оставил будущий губернатор, в то время председатель горисполкома Совета народных депутатов Константин Титов: «Разве у нас нет других проблем? Мы можем составить огромный список, что нужно в Куйбышеве решать, утверждать и делать, а не отвлекать людей от нужной работы и тратить огромные средства, а употребить их на нужды города: телефонизацию, ускорение строительства метро, наведение чистоты города и т.д.».

Сейчас, оценивая все плюсы и минусы возвращения городу исторического имени, Константин Титов замечает, что в действительности расходы на переименование были не так уж велики. Но поскольку он баллотировался от рабочей Безымянки, избиратели дали ему наказ ни в коем случае не поддерживать вредную инициативу. 

— Представители моего родного коллектива — авиационного завода почти все были эвакуированы во время войны из Воронежа. Они говорили: мы ехали работать в Куйбышев, в Куйбышеве и будем жить, — рассказывает Константин Алексеевич.

Обращение членов общественного комитета Самара:

«В Верховный Совет СССР. Мы считаем, что город САМАРА был переименован в 1935 году недемократическим путем, без учета мнения большинства жителей. Этим актом утрачено историческое название славного и героического города, где Ленин начал свой путь в революцию. Просим Верховный Совет восстановить исконное название города и считать исторические названия памятниками истории и культуры народа. Самару — на карту России».

Заснули в Куйбышеве, проснулись в Самаре

И все же в глубине души сам Титов не был противником новшества. В студенческие годы он часто выезжал на спортивные соревнования в другие города и там слышал, что все называли наших земляков именно самарцами. Решающую роль, по мнению Титова, сыграла поддержка Куйбышевского облисполкома, который возглавлял Виктор Тархов. В конце концов удалось добиться того, что одновременно были переименованы и город, и область. У жителей Екатеринбурга, к примеру, это не получилось. Как рассказывает первый заместитель главы Самары Владимир Василенко, именно в тот момент он был в командировке в столице Урала. Приехал в Свердловск, а уезжал уже из Екатеринбурга. В то время Владимир Василенко был депутатом горсовета Куйбышева. По его словам, жители областной столицы раскололись на два лагеря, между которыми шла нешуточная борьба. И хотя две трети людей в быту называли себя самарцами, многие понимали, что достичь такого уровня развития старая Самара не могла бы, не стань она в советское время Куйбышевом, запасной столицей. Дискуссия в горсовете была очень жаркая, так как в него входило много представителей промышленности, авиационной и космической отрасли. И все же из 214 человек «за» проголосовали 114 депутатов. Василенко считает, что это можно назвать победой подлинной демократии. И впоследствии ни один из его избирателей, заснувших в Куйбышеве, а проснувшихся в Самаре, не упрекнул его за поддержку инициативы краеведов.

Борьба до победного конца

Сегодня легко рассуждать о том, что происходило в нашем городе до тех пор, пока не был принят Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о переименовании Куйбышева в Самару и Куйбышевской области в Самарскую. Но Александр Завальный вспоминает: 

— Зимой 1987 года в городском управлении культуры проходило совещание. И вот последний вопрос: «К нам в отдел стали поступать письма от жителей с просьбой рассмотреть предложение о возвращении городу прежнего названия». Ироническая улыбка пробежала по лицам присутствующих. «Да как они смеют! — вырвалось у одной почтенной дамы. — На что замахиваются. На святое для каждого жителя нашего города имя Валериана Владимировича Куйбышева!» А один из ветеранов партии даже попытался завязать с докладчиком рукопашный бой. Разгоряченный Завальный резюмировал: пройдет два-три года, и вы будете вспоминать этот разговор уже в Самаре. 

Все участники событий тепло отзываются о молодом инженере Анатолии Петрове, который занимался организацией пикетов, сбором подписей под обращениями в Верховный Совет. Помогал он и отвозить мешки с «народным волеизъявлением» в Москву. Энергичные действия Петрова оказали большое влияние на решающем заседании облсовета, когда развернулась ожесточенная дискуссия. По воспоминаниям Кабытова, в ней принял участие ректор госуниверситета Ленар Храмков. Но даже его призыв вернуть городу историческое имя не возымел должного действия. Слово без очереди взяла директор художественного музея, бесстрашная Анетта Басс. Однако шум и беспорядок в зале продолжались. И тут на трибуну поднялся Анатолий Петров. Он постучал по микрофону и сказал: «Товарищи, я думаю, настало время вернуть нашему городу историческое имя Самара. Прошу проголосовать». Эти простые слова и решили исход дела.

Указ

Президиума Верховного Совета РСФСР о переименовании города Куйбышева в город Самару и Куйбышевской области в Самарскую область 

Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет: переименовать город Куйбышева в город Самару и Куйбышевскую область в Самарскую область. 

Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин 

Москва. Дом Советов РСФСР, 25 января 1991г.

Александр Завальный, главный библиограф Самарской областной библиотеки:

— Этот день, 25 января 1991 года, для каждого из нас, членов комитета «Самара», стал самым главным в жизни после дня рождения. Я испытываю чувство огромной благодарности ко всем, кто помогал нам в этой борьбе. Горжусь, что самарцы поставили более 80 000 подписей под обращением к властям с призывом вернуть городу его имя. И считаю этот великий день символом гражданского самосознания наших земляков и отправной точкой возрождения историко-культурного наследия края.

Фотографии из личных архивов Михаила Матвеева и Людмилы Кузьминой

Самара - старинный город, история которого насчитывает сотни лет. Но своё переименование в Куйбышев (в 1935 году) она приняла с пониманием и безболезненно. Вплоть до 1991 года этот красивый город жил не под своим именем, но от этого не стал хуже

Куйбышев

А когда городу вернули его прежнее название, то в память о переименовании в нём осталось очень много "куйбышевских" мест. Это:

Куйбышевское водохранилище - самое крупное на Волге, которое даже называют Жигулёвским морем;

Площадь Куйбышева - самая большая в Европе;

Куйбышевский район города Самары;

Памятник В.В. Куйбышеву;

Улица Куйбышева - и не только это. Наверное, Валериан Владимирович Куйбышев был бы приятно удивлён и благодарен жителям Самары за память и внимание к нему. Это наша история, и мы её бережём

Мы рады представить вам первый из материалов нашего длинного проекта «Самара 2.0. Четверть века», в котором рассказывается о том, как Куйбышеву вернули его историческое имя. Переименовать город — это что-то немыслимое для нынешнего времени, когда скандалы возникают вокруг переименования библиотек и установки памятных знаков, не говоря уже об улицах. А в 1991 году можно было взять и переименовать целый город. Хотя это и тогда было очень непросто, как мы увидим из статьи Анастасии Кнор.

«Имя Самара звучит оскорбительно для людей, живущих при социализме! Какому-нибудь маленькому городку Куйбышев на Дальнем Востоке можно вернуть его прежнее имя, а наш Куйбышев — главный город в РСФСР». Цитата из газеты «Волжская заря» за 1988 год. Это часть огромной кампании, которая вернула нашему городу его историческое имя. Многим этого сделать не удалось. Ульяновск, Тольятти — наши соседи, периодически поднимают вопрос о возвращении прежних названий, но довольно вяло. А в Самаре, простите, Куйбышеве конца 80-х годов было бурно и шумно. 12 членов общественного комитета «Самара», практически 12 апостолов, в течение 4 лет вели непримиримую борьбу за переименование Куйбышева в Самару, результатом которого стал Указ Ельцина от 25 января 1991 года. История такова.

Доктор исторических наук, профессор Петр Серафимович Кабытов стал первым человеком в Куйбышеве, который произнес крамольную фразу о переименовании города. А случилось это так.

«Генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев озаботился тем, что его жена не имеет общественной нагрузки. И под неё был создан советский фонд культуры, где она стала главным попечителем. И вот на места была отдана команда создать местные отделения. Мне позвонили из Белого дома и как председателя областного общества охраны памятников и культуры пригласили выступить. Было совещание в Доме актера, на которое пришло колоссальное количество людей. Союз писателей, артисты, уже объединенные в гильдию, архитекторы и прочая творческая интеллигенция. Когда я шел на этот форум, то мучительно думал, что же я буду говорить. Собрание началось, выступил тогдашний руководитель областного отдела культуры Шаркунов Борис Иванович с призывом поддержать и организовать. Дальше пошли выступления руководителей творческих объединений, но все они были в таком стиле, что у меня создалось впечатление, что я нахожусь на отчетном собрании в селе или на заводе. Все говорили исключительно о достижениях в области советской культуры, приветствовали идею создания фонда, и ни слова о болевых точках. Я сидел в задних рядах и думал: как мне расшевелить это собрание. Приходит время, меня вызывают, я поднимаюсь на трибуну, выдерживаю театральную паузу, обвожу зал глазами и произношу: «Я думаю, нам всем надо начать с того, чтобы возвратить имя областному центру. Вы помните, как назывался наш город? Самара! А в Самаре начинал революционную деятельность Ленин. И Куйбышев, я полагаю, на нас не обидится, если мы вернем городу его историческое имя!» После этих слов было ощущение, что я бросил бомбу. Тишина, потом глухой ропот, возгласы в мой адрес: «На святое замахиваешься». Я молча вышел из-за трибуны, сел на свое место и думаю: «Всё это бесполезно». Вечером неожиданно позвонил Завальный: «Надо бы собраться, придет еще Владислав Князев, давайте вместе обсудим идею».

Подписные листы
Подписные листы
Подписные листы
Подписные листы
Подписные листы
Подписные листы

Александр Лаврик, заместитель главного редактора газеты «Волжская заря», вспоминает:

«Волжская заря» подняла вопрос о переименовании города в 1987 году. Тогда в любой газете — реальном рупоре общественного мнения, был авторский актив. И у нас хорошие люди собирались: Александр Никифорович Завальный, главный библиограф областной библиотеки, которого потом исключили из членов КПСС за участие в антипартийных митингах, Дмитрий Андреевич Палагин, завкафедрой истории из мединститута, профессор Петр Серафимович Кабытов из госуниверситета. И вот в 1987 году Кабытов пишет о том, что не пора ли нам сменить название города, товарищи?.. И понеслась череда публикаций по истории Самары. И о том, как в 1935 году в одну ночь коллектив товарищей принял решение о присвоении городу имени Куйбышева, и о том, как моментально на митинге эту инициативу утвердили, и о том, что всё это было сделано не демократичным путем, и даже о том, что в 50-х годах группа коммунистов уже выступала с инициативой по возвращению городу имени Самара. У нас за этот проект отвечал Владислав Князев».

Выдержки из газеты «Волжская заря»:

«Разве у нас нет других проблем? Мы можем составить огромный список, что нужно в Куйбышеве решать, утверждать и делать, а не отвлекать людей от нужной работы и тратить огромные средства, а употребить их на нужды города: телефонизацию, ускорение строительства метро, наведение чистоты города и т.д.» Подписи: К. Титов, Д. Лопатина, Л. Татаринцева.

«Я родилась в Самаре в 1896 году. В марте 1918 меня приняли в ряды РСДРП (б). В то время я была стенным политконтролером Самарского телеграфа и работала непосредственно с В.В. Куйбышевым, передавая и принимая особо важную, секретную информацию. Я хорошо знала Фрунзе, Блюхера, Венцека, Галактионова и Валериана Куйбышева. Он был примером для нас, молодых коммунистов. Уважаю и люблю его преданно. Так вот, послушайте: он никогда не дал бы согласия на то, чтобы Самара стала называться его именем! Лучшим подарком к столетию истинного ленинца В.В. Куйбышева будет восстановление исторической справедливости по отношению к городу, который он так любил. Во имя Куйбышева Самара должна снова стать Самарой». О. Прокина, член КПСС с 1918 года, персональный пенсионер союзного значения.

Как рассказывает Александр Завальный, с 1987 по 1989 год все инициаторы переименования города действовали разрозненно, каждый в меру своих сил и способностей. В феврале 1989 года в библиотеке политической книги, которую на тот момент возглавляла Людмила Гавриловна Кузьмина, собрались 12 человек и решили: учредить общественный комитет «Самара». Председателем его был избран Андрей Евгеньевич Павлов, писатель, человек в некотором роде отстраненный от политики. Ядром комитета «Самара» стали далеко не 12 человек, а намного больше, потому что на протяжении четырех лет в комитет шли и шли люди, искренне предлагая свою помощь.

Из манифеста общественного комитета «Самара»:

«Создание общественного комитета «Самара» имеет целью объединить усилия городской общественности в направлении возвращения Куйбышеву его исторического имени. Наш комитет будет вести пропаганду историко-культурного наследия нашего города. Мы ставим задачей также изменение, упорядочение топонимической политики и содействие восстановлению наиболее ценных исконных названий».

IMG_0001
25 января 1992 года. Слева направо: Люмдила Кузьмина, Галина Рассохина, Людмила Иванова, Петр Кабытов, Андрей Павлов, Анатолий Петров, Владислав Князев, Евгений Кудрин, Александр Завальный

Своеобразным штабом комитета «Самара» стала библиотека политической книги. Она располагалась на площади Революции, и возглавляла её Людмила Гавриловна Кузьмина. Прямо на входе в 1987 году положили амбарную книгу (см. фото), где каждый желающий смог высказываться за или против переименования города Куйбышева. Она вспоминает: «Приходили какие-то люди, которые влетали в библиотеку, ко мне в кабинет, махали кулаками, обзывались, кричали: «Вы против советской власти». Но вместе с тем приходили роскошные люди. Дедушка под 90 лет принес в дар библиотеке дореволюционное издание какой-то духовной книги и долго мне рассказывал о Куйбышеве. Он был сыном кухарки, которая готовила для Валериана Владимировича. «Я помню его голые пятки в подштанниках с завязками!» Да, именно так он и сказал. А потом продолжил: «Когда наступали белочехи, Куйбышев первым удрал из города». Другие люди рассказывали, как сносили памятник царю-освободителю. Что его не разбили, а спрятали куда-то. У Вагана Каркарьяна была идея фикс, что его утопили и надо его непременно найти и поднять со дна Волги. А у меня было представление, что его спрятали в подвале, потому что многие самарские подвалы на самом деле двухэтажные, и во время войны, когда бедность была страшная, большинство из них засыпали мусором. Рассказывали историю, как взрывали кафедральный собор. Неправда, что люди поддерживали всё это. Прихожане дежурили возле собора, но взрывы были такой силы и огня так много, что все разбежались в разные стороны. А потом вернулись и подбирали остатки утвари, которая разлетелась вокруг, унесли к себе, схоронили. Меня поразила история о потомках самарской знати. Пришла дочь человека, который служил у Наумова. Они еще в 20-е годы переписывались с графом, рассказывали о всех новостях. В числе прочего написали ему о том, что появились идеи застройки и разработки Жигулёвского заповедника. И он прислал сюда телеграмму в губисполком: «Не позволю уничтожить сею красоту». Это было замечательное время. Вся эта история в возвращением городу его исконного имени побудила людей к воспоминаниям.

Сижу однажды, мужчина заходит: «Я внук архитектора, который в Самаре поставил памятник царю-освободителю, моя фамилия Шервуд». Я ошалела, потому что только что прошла у нас выставка по старой Самаре, и эта фамилия была на слуху. И мы сели с ним говорить. Он был на какой-то конференции в Саратове и случайно узнал о том, что в Куйбышеве идет кампания по переименованию города и что мы собираем подписи. Он специально сделал крюк в Самару, чтобы тоже поставить свою подпись».

IMG_4253

Инициатива общественности была крайне неоднозначно принята партийными властями. История, рассказанная Александром Завальным, крайне характерна для иллюстрации общего положения дел того времени. «Зимой 1987 года в городском управлении культуры проходило совещание. И вот последний вопрос: «К нам в отдел стали поступать письма от жителей с просьбой рассмотреть предложение о возвращении ему прежнего названия». Ироническая улыбка пробежала по лицам присутствующих. «Да как они смеют! — вырвалось у одной почтенной дамы. — На что замахиваются. На святое для каждого жителя нашего города имя Валериана Владимировича Куйбышева!» Начался шум. Дошла очередь до моего выступления. Казалось, я привел все разумные, с точки зрения здравого смысла, аргументы — и несправедливость акта 1935 года, и насилие над исторической памятью, и нелепое обилие «куйбышевских» топонимов, и многое другое. Резко встал и навис надо мной седой ветеран. «Да никогда, — кричал он, — вы слышите, никогда не будет этого, и я не позволю, чтобы какая-то белогвардейская сволочь вела здесь подобную пропаганду!» Нас удалось разнять без последствий. Я, разгоряченный, резюмировал: «Пройдет 2-3 года, и вы будете вспоминать этот разговор уже в Самаре».

IMG010

Вспоминает Анатолий Александрович Петров, который занимался организацией пикетов: «На собрании комитета «Самара» мне поручили организовать пикет по сбору подписей в Верховный Совет СССР. Подготовили подписной лист с текстом: «В Верховный Совет СССР. Мы считаем, что город САМАРА был переименован в 1935 году недемократическим путем, без учета мнения большинства жителей. Этим актом утрачено историческое название славного и героического города, где Ленин начал свой путь в революцию. Просим Верховный Совет восстановить исконное название города и считать исторические названия памятниками истории и культуры народа. Самару — на карту России». Мы написали письмо в горисполком с просьбой разрешить организовать сбор подписей на улицах Ленинградская, Молодогвардейская, а также на площади Кирова и у проходных крупных предприятий. Нам отказали только в агитации возле проходных. И вот первый пикет возле универмага «Юность»… Наши энтузиасты раздобыли раскладной стол, купили ручки, повесили наглядную агитацию, разложили подписные листы. Центральный плакат был из красного сатина, и на нём студенты архитектурно-строительного института вывели: «В СССР 40 населенных пунктов, в том числе 9 городов, носят фамилию Куйбышева. Мы — за Самару!» Реакция людей была одобрительной. Большинство говорили: наконец-то. У пикета всегда было многолюдно, порой даже выстраивалась очередь к подписным листам. За всю эту кампанию мы собрали почти 100 тысяч подписей!»

Кстати, почти все собранные подписи повезла в Москву Людмила Гавриловна Кузьмина. Ей вызвался помогать кто-то из команды, потому что мешки с «народным волеизъявлением» надо было погрузить в поезд, а потом дотащить их до дома правительства. Людмила Гавриловна привезла подписные листы в приемную министра культуры Николая Губенко. Её в кабинет к большому начальнику не пустили. Вместо неё подписные листы занес к Губенко его помощник. Но дверь в приемной была закрыта неплотно, и Людмила Кузьмина стала свидетельницей такого диалога:

Губенко: Это что такое?

Помощник: Подписные листы из Куйбышева, их очень много, десятки тысяч.

Губенко: Что просят?

Помощник: Вернуть Куйбышеву историческое имя Самара.

Губенко: А царя им вернуть не надо?

Но тем не менее подписные листы и их количество не остались незамеченными в Верховном Совете СССР. Более того, об этой инициативе узнал академик Лихачев и направил в Куйбышевский областной совет народных депутатов письмо с поддержкой вопроса о возвращении Куйбышеву имени Самара.

По процедуре того времени, прежде чем выносить вопрос в Верховный Совет, надо было пройти «лист согласований» на местном уровне. Перед общественниками стояла задача получить одобрения решения о переименовании сначала в городском совете народных депутатов, а потом и в областном. В городском совете идея обрела своих горячих сторонников. Михаил Кожухов, Виталий Добрусин, Юрий Шишелов, лидеры демократического крыла, вели активную агитацию среди депутатов. В результате решение было принято 114 голосами «за», при 12 воздержавшихся, среди которых, кстати, был и Константин Титов, который спустя год возглавит Самарскую область. Тогда он объяснял свой нейтралитет «политической целесообразностью оставаться над схваткой».

Решение городского совета вызвало неоднозначную реакцию у старших товарищей из областного совета. Как вспоминает Виктор Тархов, председатель Куйбышевского облисполкома и одновременно председатель областного совета народных депутатов, «ярые коммунисты были против. За ними стоял Валентин Степанович Романов, возглавлявший тогда отдел агитации и пропаганды Обкома КПСС. Это было его персональное мнение, и он настраивал также многих людей. Поэтому противостояние было серьезным. Я помню, что в городском совет во главе с Титовым особых дебатов не было, чего не скажешь об областном совете. Переименовать Куйбышевскую область в Самарскую удалось только с третьего раза. На заседаниях депутаты при обсуждении этого вопроса доходили даже до оскорбительных выражений, которые я повторять не хочу. Сам я был за возвращение исторического названия, потому что был невысокого мнения о личности Валериана Владимировича. Кстати, вы знаете, что Куйбышев умер от алкоголизма? Этот факт чести городу и горожанам не добавлял.

Я выступал перед депутатами, говорил им, вашим внукам за вас будет стыдно, если мы не примем решение. Помимо коммунистов в облсовете была мощная фракция сельчан, добрая четверть всего состава. Сельчанам было глубоко по барабану, Самара или Куйбышев. Я с ним быстро нашел общий язык, и они даже исполняли роль агитаторов. Не мытьем, так катаньем мы протолкнули это решение. Было поименное голосование».

IMG_4251

Есть еще такая история. На решающем заседании облсовета 20 декабря 1990 года в виде «тяжелой артиллерии» попросили выступить ректора госуниверситета Ленара Васильевича Храмкова и директора художественного музея Анетту Яковлевну Басс. Ленар Васильевич произнес пламенную речь: «Товарищи! Мы теряем способность действовать с сознанием долга перед прошедшими и будущими поколениями, не можем отбросить старые догмы и мифы, живем и действуем нередко как временщики! Имя городу мы можем вернуть! Если мы примем взвешенное решение, то я не сомневаюсь, что «Добрая весть. Давно пора», — подумает почти каждый россиянин; «Якши иш», — скажут самарские татарин и башкир; «Джаксы, джигиты», — похвалит самарский казах депутатов; «Лайах», — одобрит чувашин, «Зер гут», — произнесет поволжским немец». Рассказывают, что даже после таких призывов согласия в рядах депутатов не было. И тут на трибуну поднялся член комитета «Самара» инженер Анатолий Петров. По свидетельствам очевидцев, он постучал по микрофону и сказал всего лишь несколько слов: «Раз, два, три – работает… Товарищи, я думаю, настало время вернуть нашему городу историческое имя Самара. Прошу проголосовать». Эти простые слова и решили исход дела.

IMG_0002
Лето 1990 года. Архиепископ Куйбышевский и Сызанский Иоанн (Снычев) с Анатолием Петровым после встречи с жителями Самары, посвященной возвращению имени города

Владимир Анатольевич Игольников, инструктор орготдела облисполкома и областного совета в 1990 году:

«Да, та сессия была очень горячая, прямо-таки митинговая. Я как сотрудник орготдела, чтобы быть на подхвате, тогда находился в комнате за президиумом. Я помню эпизод: вдруг из зала выходит Виктор Тархов, закуривает и говорит: срочно пишите проект постановления о переименовании Куйбышева. Тогда времена бурные были, и много решений буквально на коленке писались, это не сейчас, когда всё заранее известно. Я и оказался той самой «писучей рукой». Историческое решение облсовета сформулировал именно я. Тут же отпечатали его на машинке в 1 экземпляре, занесли Тархову, и он сразу зачитал на весь зал. И большинство проголосовало «за».

УКАЗ

Президиума Верховного Совета РСФСР о переименовании города Куйбышева в город Самару и Куйбышевской области в Самарскую область.

Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет: переименовать город Куйбышева в город Самару и Куйбышевскую область в Самарскую область.

Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин

Москва. Дом Советов РСФСР, 25 января 1991г.

P.S. Кстати, именно за это решение Борис Николаевич Ельцин стал почетным гражданином Самарской области.

Священник Иоанн, архиепископ Куйбышевский и Сызранский, также был членом комитета «Самара».

Комитет "Самара". На фото слева направо:  Татьяна Осетрова, Александр Завальный, Владислав Князев, Кудрин, Людмила Кузьмина, Галина Рассохина, Анатолий Петров, Людмила Иванова
Комитет «Самара». На фото слева направо: Татьяна Осетрова, Александр Завальный, Владислав Князев, Евгений Кудрин, Людмила Кузьмина, Галина Рассохина, Анатолий Петров, Людмила Иванова

Текст: Анастасия Кнор, фотографии из личного архива Людмилы Кузьминой и Михаила Матвеева

В статье использованы выдержки из книги «Возвращение Самары». Спасибо Владимиру Самарцеву за экземпляр этого раритетного издания!

Для нашего региона 2021-й – год знаковых юбилеев. 13 января мы отметили 170-летие со дня рождения Самарской губернии. Которая, впрочем, почти треть своей жизни носила иное название – Куйбышевская область. Но ровно 30 лет назад - 25 января 1991 года - Самара вернула себе историческое имя.

Куйбышевым Самара стала 27 января 1935 года. Несколькими днями ранее скончался В.В. Куйбышев. Видный большевик и государственный деятель, сподвижник Сталина. Он известен, в частности, тем, что в 1917 году провозгласил в Самаре советскую власть. После его кончины было принято решение дать городу его имя. В газетах писали, что это сделано, якобы, по просьбе трудящихся. Однако историки не подтверждают наличие такой массовой петиции.

Надо отдать этому имени должное. «Запасной столицей» в годы войны был определён именно Куйбышев. Промышленным гигантом стал именно Куйбышев. В Куйбышевской области развернулись стройки-гиганты: ГЭС, Тольятти, нефтехимические колоссы. И именно куйбышевские инженеры и специалисты внесли неоценимый вклад в подготовку первого полёт человека в космос, которому в этом году исполняется 60 лет. И всё же большинство людей, живущих на излучине Волги, всегда помнила исконное имя центрального города.

В конце 80-х в Куйбышеве был создан общественный оргкомитет, поставивший своей целью возвращение городу исторического названия. Его члены изучали общественное мнение, собирали подписи за переименование, вели переговоры с властями. Одним из главных инициаторов процесса был историк Пётр Кабытов, давший ГТРК "Самара" интервью в преддверии годовщины переименования. Полного единства по данному вопросу в Куйбышеве не было, признается профессор Кабытов. 

"Кто были противниками? Противниками были те, кто считали, что эта идея ничего не дает. Нет колбасы, водка по талонам, если возвратят имя, то нужно создавать новые атласы, новые карты, печать изготавливать, это затратно. С другой стороны, те, кто выступал за Самару, они считали, что возврат к историческому имени - это акт справедливости, нужно возвратить то, что было отнято властью. Но я хотел сказать вот еще о чем, что если в 70-е годы едешь в Москву, в Казань или в какой-нибудь другой город многие говорили, что они не из Куйбышева, а из Самары. То есть, имя Самары было святым", - рассказывает доктор исторических наук Пётр Кабытов.

Поначалу чувствовалось противодействие городских и областных властей, вспоминает историк. Однако постепенно удалось убедить и городской и областной советы депутатов. Переименование они в результате поддержали, почувствовав общественные настроения. Окончательное слово сказала центральная власть. И 25 января 1991 года Куйбышев снова стал Самарой после 56 лет жизни под "псевдонимом". 

"Для центральной власти самым убедительным доводом были наши обращения и 80 тысяч подписей горожан, которые мы собрали и доставили в Москву. Когда власть центральная увидела, что здесь очень серьезно подошли к этому вопросу. они доложили Борису Николаевичу, и Ельцин подписал", - рассказывает Пётр Кабытов.

Шутя, историк приводит и забавный гендерный аргумент.

"Если мы встанем на берегу по течению Волги, то с одной стороны – города-женщины, с другой – города-мужчины. Так вот, 56 лет женщина была мужчиной", - иронизирует профессор Кабытов.

Ещё один любопытный момент. За три дня до переименования Куйбышева, в город приехала команда программы "Взгляд". Это был один из последних эфиров перед закрытием передачи. При оформлении студии поступило предложение в качестве названия города использовать имя Самара, хотя эфир официально был ещё из Куйбышева. Многие считают, что этот факт оказал важное воздействие на людей, принимавших решение.

Один из активных членов комитета Александр Завальный рассказал ГТРК "Самара" о таком забавном инциденте.

В 1990 году, когда мы ещё занимались агитацией на улицах, к нам подошёл француз. Он не знал русский язык, но слово "Самара" на нашем плакате он прочитал и перевел. И говорит: "А у меня дедушка в Самаре жил, и он мне говорил, что такой красивый город! Кода-нибудь мечтаю я побывать в Самаре! - Так вы уже в Самаре, - ему говорят. Он посмотрел: " Не надо меня обманывать, я же приехал в Куйбышев!"

И ещё одна анекдотичная история. Вскоре после обретения городом на Волге своего исторического имени в стране стали появляться географические карты, где вместо Куйбышева значилось "Самара", а над точкой "Новокуйбышевск" вдруг появилась надпись "Новосамарск"!

Сегодня, спустя 3 десятка лет, мегаполис все еще связан с именем революционера. В честь Валериана Владимировича называются главная площадь, улица и даже целый район. Словно для сохранения исторической справедливости. Больше полувека "временного" названия все-таки не перечеркнешь.

Фото: Путеводитель Волга, Кама, Ока, Дон, М., 1955

Как это часто бывает, один и тот же населенный пункт не раз за свою историю меняет название, причем необязательно после периода длительного запустения. Захватнические войны, смена политических режимов и даже особенности языковой политики – все это вполне может стать причиной существенных изменений в наименовании того или иного города.

Но каким образом происходит переименование? Какие общественные механизмы используются, и как обосновывается само переименование? Попробуем разобраться на конкретном и близком всем нам примере.

Вначале хотелось бы привести небольшую хронологию наименований нашего региона с момента получениям им отдельного статуса: 1851-1928 гг. – Самарская губерния; 1928-1929 гг. – Средневолжская область; 1929-1935 гг. – Средневолжский край; 1935-1936 гг. – Куйбышевский край; 1936-1991 гг. – Куйбышевская область.

Карта Средневолжского края, 1934 г.

Карта куйбышевской области, 1940 г.

Таким образом, современные административные очертания региона сформировались в 1943 г. после выделения из его состава Ульяновской области. Нынешний облик города, планировка большей его части, оставшиеся промышленные предприятия (за редким исключением) - все это наследие советского Куйбышева. Из провинциальной торговой Самары явился Куйбышев - индустриальный гигант, ставший на некоторое время столицей огромной страны. Важным показателем стали появившиеся данные о подготовке строительства метрополитена в нашем городе в конце 1930-х гг., что лишний раз свидетельствует о значимости нашего города в масштабах всего Союза. За популяризацию этих данных спасибо тов. gon1969и saiLor

Но "перестройка" с её топонимической вакханалией не обошла и нашу область. В 1987 г. был образован комитет "Самара". Думаю, о нем многие слышали, да и из названия ясно о целях этого объединения.

Члены комитета "Самара"

Не буду особо останавливаться на его истории, отмечу лишь важные, на мой взгляд, детали. По воспоминаниям А. Петрова, занимавшегося организацией пикетов, за компанию было собрано почти 100 тысяч подписей[1]. Казалось бы, огромная цифра! Но ведь в Куйбышеве на тот момент проживало свыше 1200 тыс. жителей, а это значит, что если заявленные Петровым данные правдивы, то число поддержавших переименование составило менее 1/12 от общего числа горожан. Но чем дальше, тем ситуация с цифрами становится интереснее. Так, библиограф Завальный говорит о 80 тыс. подписантов[2]. Причем здесь ему вторит все тот же Петров (дядька, видать, совсем запутался). А вот "Волжская коммуна" располагает данными только о 65 тыс. подписей[3]. Причем большой вопрос, сколько из этих подписей действительны: никаких сведений об их проверки на подлинность нет!

Занимательной была и аргументация сторонников переименования. Вот, например, фраза из пропагандистских материалов комитетчиков: "Мы считаем, что город Самара был переименован в 1935 году недемократичным путем, без учета мнения жителей. Этим актом утрачено историческое название славного и героического города, где Ленин начал свой путь в революцию"[1].

Что мы здесь видим? Во-первых, характерная для перестройки ссылка на авторитет Ленина. Сразу вспоминается знаменитая формула идеолога "перестройки" Яковлева: ударить авторитетом Ленина по Сталину (по советской, то бишь сталинской системе), затем ударить социал-демократией по ленинизму, и, наконец, либерализмом по левой идее в целом. Во-вторых, лицемерное упование на недемократичность переименования. Но как мы уже выяснили, абсолютное большинство жителей города было отстранено от принятия решения. Единственным демократичным путем переименования города и области являлся и является референдум соответствующих уровней. Таковыми, например, являлись референдум и массовый опрос о переименовании Ленинграда и Кирова соответственно. И если в первом случае сторонники Петербурга победили с небольшим отрывом в 1991 г. (54% - за), то кировчанам до сих пор удаётся отстаивать название своего города.

Кто-то может подумать, что я ратую за очередное переименование, но это не так. Современное название города вполне соответствует его содержанию. К нам возвратилась грязная дореволюционная торговка-Самара "воспетая" в фельетонах Горького. Возможно здесь есть изрядная доля преувеличения, но трудно отрицать, что через деиндустриализацию региона произошло своего рода возвращение к истокам.

Однако более всего хотелось бы обратить внимание на актуальные проблемы исторической памяти горожан. Как известно, члены вышеупомянутой комиссии благополучно перекочевали в топонимическую комиссию современной Самары и по-прежнему творят, что им заблагорассудится. Без учета мнения жителей города, в 2006 г. были переименованы Поляна им. Фрунзе, Овраг Подпольщиков. Из недавнего - больница Калинина (впрочем, здесь как раз самарские "топонимисты" не причем).Но вот, пожалуй, наиболее острая тема - памятник белочехам. Совсем недавно они попытались прокачать ситуацию нахрапом - не получилось. Есть ли тут материальная заинтересованность - мне не известно, да и не в ней дело. Сам факт установки памятника карателями мародерам стал бы несмываемым пятном на достоинстве нашего города.

Все, что мне остается, так это попросить жителей города и дальше проявлять бдительность, а городские власти обратить внимание на этих граждан, чья деятельность вносит раздрай в неспокойное для всех нас время.

1. Как Куйбышев переименовали в Самару: подробный экскурс. (URL: http://drugoigorod.ru/samara-rebranding/) 2. Возвращение Самары. (URL: http://samsud.ru/journal/history-city/vozvrashenie-samary/page-3.html) 3. Возвращение Самары. 20 лет назад наш город вновь обрел свое историческое название. (URL: http://www.vkonline.ru/content/view/37211/vozvrashenie-samary)

Добавить комментарий